Как Швеция, Беларусь и другие страны “без карантина” решают проблему коронавируса

Аналитика

Мировое сообщество изощряется в усилении карательных мер, направленных на дисциплину самоизоляции граждан. Лишь Швеция и еще ряд стран свободолюбиво и экономически прагматично отвергли опасности пандемии с усилением карантинных мер. Собственный подход успешно практикуют Белоруссия, Бразилия, как и скандинавы, отстаивая центральный постулат “естественного” и добровольного принятия мер самоизоляции, озвученный шведским эпидемиологом Андерсом Тегнеллем.

Режим соблюдения некоторых правил и ограничений в Швеции, хоть и прописан, но не требует строго исполнения:

  1. Соблюдение полутораметровой социальной дистанции.
  2. Требований по маскам нет, носить их не рекомендуют.
  3. Преимущественно не закрывались: образовательные, спортивные учреждения, общепит.
  4. Разрешаются собрания граждан (до 50 человек).
  5. Прогуливающимся полиция не препятствует, а власти, скорее, поощряют нахождение на свежем воздухе.
  6. Никакого пропускного режима!

В итоге, заболеваемость и смертность, после некоторого пика, здесь ниже британской, итальянской, испанской. Однако при сравнении со скандинавскими соседями, вводившими жесткие меры карантина, статистика летальных исходов почти в 10 раз превосходит финскую, в 5 – норвежскую, в 2 – датскую.

Группы риска

Единственным пробелом политики оказались дома престарелых, поскольку именно их могло защитить введение моратория на посещения (здесь зарегистрировано большинство смертей). Запоздавшие меры корректировки режима, принятые в апреле, – это лишь констатация горького опыта “открытости”, нежелательной для ослабленных и пожилых.

Экономика или жизнь?

В исследованиях отмечается, что эпидемиологический порог в 40% пройден, что означает формирование коллективного иммунитета к концу мая. В действительности, пока на плато выйти не удалось ни скандинавам, ни белорусам, заболеваемость растет, а стройной политики усиленной дезинфекции общественных пространств и медицинской стратегии не выработано. Этим опыт Запада негативно отличается от опыта Востока, где внедрен контроль по санобработке и медицине. Главной идеей Западного подхода остается поддержка производства и заработка.

Развал экономики, считают приверженцы свободы передвижения при пандемии, унесет больше жизней, чем вирус. Фактически, шведский эксперимент указывает на этот очевидный баланс между материальным обеспечением жизни и спасением ее от эпидемии вируса. Разорение стран, принявших меры по жесткому ограничению производства, продаж, работы граждан, – это прицел на следующий шаг с ростом числа самоубийств, утратой здоровья (вследствие стресса и перевода на тяжелую работу).
Неизбежная потеря рабочих мест, закрытие компаний, частного бизнеса, неспособность платить по кредитам, – все ведет к плачевным последствиям.

Оцените статью
Новости Беларуси