Кратко по поводу выхода России из сделки ОПЕК+

Аналитика

Telegram-канал «Профессор смотрит в мiръ» привёл мнение относительно того, что означает решение России выйти из сделки с ОПЕК+

  1. В Кремле пришли к выводу, что экономический кризис неизбежен. То ли в формате мягкой «коронавирусной просадки», то ли в формате более глубокого обвала в результате краха финансового сектора. Но падение цен на нефть неизбежно в любом случае, поскольку экономический рост будет замедляться. И именно сейчас России сыграть на демпинге выгодно.
  2. Что в Кремле пришли к выводу о том, что компромисс с США невозможен. Это результат и новых «новогодних» пакетов санкций, и результат наблюдения за ситуацией в США. Трамп к «сделке» не готов и готов не будет, а, вот, призрак рецессии, кризис ликвидности сланцевиков, обвешанных долгами, может его подтолкнуть к чему-то более интересному. И, конечно, история с «Северным потоком 2» и, вот, это все без обратки остаться не могла.
  3. В Кремле пришли к выводу, что рецессия в Китае может быть глубже и тяжелее, чем говорят и показывают китайцы. И возникает «окно возможностей» для укрепления собственной обрабатывающей промышленности и перехвата инициативы по инфраструктурным проектам. Поскольку подсаживание на «иглу» китайского экономического роста уже не сработает.
  4. В Кремле, видимо, знают кое-что про Саудовскую Аравию, чего не знаем мы. И понимают, что с Мухаммадом бин Салманом, полностью лежащим под американцами, зависящим от них в борьбе за власть, и всю сделку выстраивавшим под интересы расширения присутствия американских сланцевиков на мировом рынке (не это настолько очевидно было, что уже даже и не смешно), разговаривать смысла нет.
  5. В Кремле, видимо, пришли к нехитрому выводу, что нефтяники, да и сырьевики в целом слишком увлеклись зарабатыванием денег (и разного рода политического проектами) и забыли о приоритете, который обозначил сперва президент, а потом и премьер. О критичности запуска нового инвестиционного цикла. Естественно, в обрабатывающей промышленности и в машиностроении, в том числе и топливно-энергетическом. И здесь, кстати, интересы «Роснефти» и Кремля могут и разойтись.

Критическими становятся два вопроса: профессионализм монетарных властей, которые должны обеспечить «мягкую посадку», а не как в декабре 2014 года, помните?

И, что не менее важно, запуск механизмов стимулирования экономического роста и сознания новых рабочих мест. Это может компенсировать неизбежны неприятные последствия нового «нефтяного шока».

Оцените статью
Новости Беларуси