Из лабиринта – в тупик: нефтяные импульсы не остановят агонию НПЗ

Аналитика

Вчерашние заявления Александра Лукашенко относительно нефтяного вопроса прозвучали как приговор всей предыдущей деятельности и президента, и правительства Беларуси. Не диверсифицировали каналы поступления нефти, не занимались развитием логистики, пишет Telegram-канал «Трыкатаж».

Позиция России вновь преподнесена во вредительском и шкурном ключе: «Условия поставки нефти в ультимативной форме увязываются с иными проблемами, которые желает решить страна-поставщик. Происходит это без оглядки на действующую договорную базу и принципы построения наших отношений… В критический момент даже ближайший партнер будет руководствоваться лишь логикой собственных интересов».

Лукашенко привычно переводит стрелки на партнера. Но ведь о том, что Россия проводит налоговый маневр, и о его последствиях известно давно и во всех деталях. О рисках для Беларуси в связи с этим писали, в частности, и Всемирный банк, и МВФ. При чем тут «критический момент»?

Тем не менее, «стрелочник» – вице-премьер Игорь Ляшенко – уволен, вместо него посажен другой – Юрий Назаров, никогда энергоносителями не занимавшийся. До этого Назаров руководил огромным концерном Беллесбумпром. Поставлены задачи – искать поставщиков нефти, строить «трубу» из Прибалтики.

В связи с этой «трубой» Лукашенко припомнил миллиард долларов, о котором говорил в Мюнхене (где Лукашенко как раз не было) госсекретарь США Майк Помпео. В сознании президента почему-то этот миллиард оказался связанным с будущим нефтепроводом в Беларусь. На самом деле миллиард был обещан странам «Триморья» (их 12, и Беларусь не входит в их число) и касался газопроводов и СПГ-терминалов, а вовсе не нефти. Этот миллиард уже был обещан «Триморью» два года назад, но так и не был выдан.

Беларусь, вне всяких сомнений, сумеет наскрести то количество нефти, которое необходимо для самообеспечения, – 6-8 млн тонн в год. Можно сказать, что эти объемы уже гарантированы на 2020 год Азербайджаном (1 млн тонн) и Гуцериевым (6 млн тонн). А больше и не надо! Потому что экспортные продукты из этой нефти окажутся дорогими. Уже сейчас в Новополоцке на складах заморожено 97 млн белорусских рублей.

Возможно, и трубу Беларусь построит, взяв очередной кредит. Но она нет решит, а даже усугубит главный вопрос – что делать с НПЗ. И с точки зрения перехода на другие марки нефти (модернизация обойдется в миллиарды долларов). И с точки зрения потери рентабельности из-за прекращения халявных поставок. «Нефтянка» уже сейчас перестала быть драйвером беларуской экономики. Теперь надежда только на калийщиков и аграриев. IT-сфера – это пустая витрина, не приносящая денег в бюджет.

Исход возможен только такой. Либо – инвестировать в нефтедобычу за рубежом, входить в капиталы нефтяных компаний. Либо – продавать НПЗ иностранцам и стричь купоны.

Третьего не дано.

Оцените статью
Новости Беларуси