«Беллегпром» проиграл на российском рынке и всерьез намерен проиграть на внутреннем

Аналитика

Белорусский легпром в прошлом году, пока разбирались с нефтью, газом и Россельхознадзором, умудрился потерять пятую часть российского рынка. Увы, председатель концерна «Беллегпром» Татьяна Лугина в программе «Неделя» на телеканале СТВ не пояснила толком как так получилось. Вроде бы никаких дополнительных ограничений Россия на текстиль не вводила, пишет Telegram-канал «Трыкатаж».

Эксперты утверждают, что цены на сырье (хлопок), сильно выросшие в 2016-18 годах, в 2019 упали на 30% и будут падать дальше – не менее чем на 12%. Так почему перестали работать заполонившие Россию вывески «Беларуски трыкатаж»?

Скорее всего, потому, что это – вчерашний день в розничной торговле, особенно в крупных городах. В США, например, онлайн-продажи одежды выросли в 2019-м на 6,7 процентных пункта и достигли 27,4% от общего объема продаж данного вида продукции. Но Беллегпром не умеет продавать в России через Интернет.

Как выясняется, в Беларуси – тоже не умеет. Лугина, потерпев фиаско у соседей, намерена побороться за внутренний рынок с секонд-хендом, объем которого она оценила в $78 млн. Борьба намечается в лучших традициях – административно-директивная, при том что Беллегпром уверен в качестве и безопасности своей продукции. И в силу этой уверенности Лугина хочет «если не закрыть магазины секонд-хенда, то, по крайней мере, вынести из областных центров, крупных городов, с оживленных улиц». В этом видится топ-менеджеру «честная конкуренция».

Но в период кризиса, когда многие беднеют, а немногие богатеют, не качество и безопасность рулят. Рулят цена и доступность.

Поэтому Лугина проиграет внутренний рынок, даже если Лукашенко выгонит секонд-хенд на обочину. Потому что секонд-хенд уже ушел в интернет, и покупатели легко найдут способ добыть дешевые ношеные вещи.

Оцените статью
Новости Беларуси