Варшава снова предлагает Минску политический мезальянс

Аналитика

Заместитель главы МИД Польши Павел Яблоньский заявляет: «Белоруссия является одним из наших абсолютных приоритетов на ближайшие годы – если мы не сделаем ей реального предложения о партнерских отношениях, у нас не будет возможности привязать ее к ядру Центральной Европы». Но когда и кому из своих потенциальных партнеров Варшава вообще делала «реальные предложения»?

В те дни, когда Минск посетил с визитом государственный секретарь США Майк Помпео, который встретился с белорусскими президентом Александром Лукашенко и министром иностранных дел Владимиром Макеем, о Белоруссии вспомнили в соседней стране. В интервью польской газете Rzeczpospolita заместитель главы МИД Польши Павел Яблоньский заявил: «Белоруссия является одним из наших абсолютных приоритетов на ближайшие годы — если мы не сделаем ей реального предложения о партнерских отношениях, у нас не будет возможности привязать ее к ядру Центральной Европы».

Странность здесь в том, что формально Яблоньский отвечает в МИД Польши за вопросы сотрудничества в области экономики и развития, а также права Европейского союза. Восточная и азиатская политика находится в ведении его коллеги Марчина Пшидача. Однако Яблоньский проявляет активность на многих направлениях. Он вмешивается в польско-российский «исторический спор» и обосновывает право Варшавы требовать с России репарации, комментирует покупку американских самолетов F-35 и рассказывает, как поляков будут эвакуировать из китайского города Ухань. Складывается впечатление, что этот 33-летний чиновник, назначенный в министерство 27 ноября 2019 года и ранее являвшийся советником премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого, готовится сменить нынешнего 63-летнего главу польской дипломатии Яцека Чапутовича. Поэтому, на наш взгляд, хотя Белоруссия не является профильным участком Яблоньского, его инициативы все же заслуживают рассмотрения. Диагностика ситуации и предложения польского дипломата заключаются в следующем.

Варшава сделала ошибку, «сильно сконцентрировавшись на Украине, с которой у нас трудное прошлое», и должна исправить перекос с «Белоруссией, с которой у нас трудное настоящее». Предыдущая политика, основанная на догадках о «внезапном» крахе нынешней власти в Минске, не удалась. При этом Лукашенко перестает быть для польских властей «нерукопожатным» лидером, с которым опасно даже вместе фотографироваться. Уже можно не бояться того, что «президент рулит жесткой рукой», поскольку он «ищет некое предложение с Запада». При этом Яблоньский высоко оценил нежелание Лукашенко идти «на полное объединение с Россией, полное подчинение». Он считает, что сближение Минска с Западом может происходить двумя способами: поставить условия Минску, «которым он должен соответствовать, чтобы присоединиться к нам в качестве партнера», или «подходить прагматично и действовать в обмен на постепенные политические реформы». Варшава предпочитает второй путь, несмотря на то, что проникающий в Белоруссию польский бизнес просит МИД Польши в первую очередь защищать его экономические интересы, а не играть в политику. «Было бы проще, если бы местные власти постепенно ослабили политический режим», – подчеркнул Яблоньский.

Между тем Минску от поляков нужно именно экономические сотрудничество и инвестиции. Белорусские власти в принципе поднимают эту тему в качестве первоочередной, когда общаются с западными партнерами. Однако Варшава филантропией сроду не занималась и не занимается. Поэтому, например, сделанное Минску госсекретарем Помпео предложение обеспечить Белоруссию «необходимой нефтью на 100% по конкурентным ценам, мы крупнейший производитель энергоресурсов в мире, и все, что вам нужно — сказать нам и обратиться к нам», может быть интересно Польше как потенциальному посреднику по доставке нефти через польскую территорию с взиманием своей маржи. Но чем в ответ она готова пожертвовать ради Белоруссии? Первое, что приходит в голову, Варшава могла бы декларировать готовность покупать в будущем электроэнергию со строящейся неподалеку от Островца белорусской АЭС, а также пообещать переубедить Литву, яростно выступающую против этого проекта. Однако вряд ли Польша пойдет на это, ведь тогда придется пожертвовать хорошими отношениями с Вильнюсом, с которым Варшава в последнее время усилила интеграцию.

Что касается Европейского союза, то он не поручал полякам выступать его политическим брокером в отношениях с Минском. Сомнительно, чтобы на такое пошли и Соединенные Штаты, которые, кажется, готовы работать с Белоруссией напрямую. Поэтому Польша продолжит делать Минску «брачные предложения» в духе мезальянса. Ведь до сих пор Варшава ни на одном направлении, даже с Украиной, не смогла сделать потенциальному партнеру «реального предложения».

Станислав Стремидловский

Оцените статью
Новости Беларуси