Вильнюс пытается выдать польского католика и националиста за белорусского героя

Аналитика

Официальный Вильнюс продолжает свою подрывную работу, пытаясь навязать белорусскому народу чуждые ценности и лжегероев с целью его отрыва от общего постсоветского пространства и насаждения русофобских настроений. Типичной политической акцией в этом направлении можно назвать перезахоронение Викентия Константина Калиновского и его сподвижников, участвовавших в восстании 1863 года под лозунгом возрождения Речи Посполитой. Этот деятель представляется всей оппозиционной и западной пропагандой как белорус, якобы сражавшийся за независимость нашей страны.

Сама церемония перезахоронения, которая пройдет на государственном уровне, состоится 22 ноября в столице Литвы, и организаторы распространили в интернете программу мероприятия, активно зазывая граждан Беларуси. До этого еще в сентябре литовская сторона предлагала провести перезахоронение на территории республики, но руководство в Минске не отреагировало на эту инициативу.

Оказалось, туго у Вильнюса и с привлечением на эту политическую демонстрацию обычных белорусов и правительство решило открыть ворота для всех страждущих, предоставив возможность получить льготную одноразовую визу на четыре дня. К агитации за посещение траурной процессии выноса гробов активно подключились различные организации политических эмигрантов, а также оппозиционные националистические объединения, распространяющих в рассылках и социальных сетях обращения, зазывающие своих адептов посетить это действие.

Мало того, чтобы сбагрить польского повстанца Беларуси литовские власти и на памятнике хотят выбить слова на белорусском языке. Хотя Викентий Константин Калиновский добивался вовсе не независимости, а как раз возрождения Речи Посполитой в ее исторических границах конца 18 века. Тогда добиться этой цели не удалось: восстание было подавлено царскими войсками, а его руководители казнены.

Но в том-то и дело, что Западу и Литве нужны исторические герои прошлого, которые мобилизовали бы всех недовольных интеграцией Беларуси в ЕАЭС и укреплением Союзного государства, а раз таковых нет, то их стоит придумать. Очень откровенно по этому поводу говорит член Сейма Литвы Мантас Адоменас: «Сейчас, когда, будем говорить откровенно, есть угроза потерять Беларусь как независимое государство, Кастусь Калиновский как символ противомосковского сопротивления, который боролся за независимую и свободную Беларусь, очень нужен в стране, за которую боролся».

То есть западные и литовские политики хотят провести аналогии восстания 1863 года с нынешним временем и навязать фигуру польского националиста в качестве католического вождя, боровшегося против москалей. Но как видим, пока эта пропагандистская кампания не привела к серьезным результатам ни внутри Беларуси, ни даже в среде мигрантов. Об этом признаются и сами оппозиционеры, говоря о провале попыток склонить правительство в Минске на перенос тела в республику и о равнодушии к данной теме простых белорусов.

«Когда это было обнаружено, должна была возникнуть дискуссия в белорусском обществе, среде, что мы делаем дальше. Она не возникла. Мы ежегодно туда ездили, чествовали память Калиновского, вели переговоры с литовцами, как это все теперь будет выглядеть. У них была реакция такая – белорусская официальная власть не интересуется, то мы будем перезахоронять в Вильнюсе», – указывает Анатолий Михновец из объединения «Белорусская Национальная Память».

Поэтому заказчикам и конструкторам идеологии прозападного белорусского национализма и надо позарез устроить политическое шоу в Вильнюсе с большим количеством именно граждан Беларуси, чтобы укрепить праволиберальную и ультраправую фронду по обе стороны границы. Это еще одно доказательство того, что политическая элита Литвы считает себя авангардом сопротивления интеграционным процессам на постсоветском пространстве, а территорию своей страны плацдармом для информационных и политических диверсий.

Ясно, что эти технологии рассчитаны в большей степени на молодое поколение белорусов, которым внушают через восхваление участников восстания 1863-64 годов именно католические ценности, а приверженность Калиновского Речи Посполитой даже на руку, так как показывает его ориентацию на цивилизованный Запад. А чтобы он был большим белорусом, чем был на самом деле, его имя писатели уже ХХ века даже видоизменили, указывая Кастусь в качестве сокращения и взамен Викентия Константина.

Собственно, Константин Калиновский, хоть на словах и был левым деятелем, но не скрывал своих воззрений, направленных на защиту католичества. Так, под его редакцией вышло на польском языке газета «Знамя Свободы», один из выпусков которого был посвящен защите униатства, просуществовавшего в Беларуси более двухсот лет и насаждаемого шляхтой. Калиновский здесь выступил с резкой критикой православия в связи с тем, что, по его мнению, оно навязывалось местным жителям силой.

Несмотря на то, что его пропаганда была направлена на крестьян, поднять их на серьезное восстание ему так и не удалось, потому что именно польские помещики и поддержали выступление Костюшко в Варшаве и сам лозунг восстановления Речи Посполитой. Это показывает в чьих классовых интересах затеивалось данное выступление. Ведь программа национальной «революции» была очень ограниченной и народным массам ничего не давала, а шляхта наоборот восстанавливала все свои права и привилегии в деле угнетения белорусского и украинского народов.

Собственно, поэтому царские власти создавали из крестьян отряды самообороны, которые разоружали шляхту, арестовывали «революционных» помещиков, которые и финансировали отряды повстанцев. Да и сам Константин Калиновский был из дворян и не смог стать крестьянским вожаком. В связи с этим белорусский историк Игорь Марзалюка называет восстание 1863-1864 годов «польским», а предводителя выступления в Виленском крае «польским националистом».

Его поддерживает и историк А. Гронский, который считает, что белорусские черты были приданы ему гораздо позже, а сама его деятельность сильно мифологизирована.

«Легенда распространилась после крушения Российской империи в среде белорусских сепаратистов, удачно, хоть и не без трудностей, вписалась в советскую историографию и, наконец, так же удачно перешла в новую националистическую концепцию истории, начавшую формироваться в конце 80-х годов XX века. В Белоруссии конца XX столетия легенда о К. Калиновском получила новое развитие», – пишет А. Гронский

По его мнению, в начале XX века представители белорусского национального движения не видели в польском восстании 1863—1864 годов каких-то своих известных деятелей и само возвеличивание Константина Калиновского пошло в конце первой мировой войны, когда часть территории Белоруссии было оккупировано немецкими восками. То есть миф о «герое» родился по времени вместе с образованием марионеточной Белорусской народной республики в 1918-м году при поддержке кайзеровского государства.

Сейчас нам снова Запад пытается руками литовских политиков навязать придуманные легенды для того, чтобы раздробить, расколоть общество и не допустить укрепления Союзного государства. В этом деле Вильнюс усердствует, но не достигнет желаемого.

Фото: dw.com

Оцените статью
Новости Беларуси