Для Беларуси нет другой нефти, кроме российской

Аналитика

Сейчас активно в СМИ и на разных общественных и политических площадках дискутируется вопрос об альтернативных источниках нефти для белорусской экономики. Ломаются копья вокруг темы потенциальных поставщиков углеводородного сырья, а само обсуждение постепенно превращается в политический вопрос дальнейшей ориентации страны и может стать серьезным камнем преткновения для интеграции в рамках ЕАЭС и Союзного государства.

Основной сыр-бор разводят на том, что российская сырая нефть, которая идет на переработку на наши НПЗ, в ближайшие пять лет подорожает примерно на 20% и приблизится к цене на мировых рынках. При этом не обязательно что это случится, так как повышение цены или сохранение ее на прежнем уровне привязывается российской стороной к вопросу дальнейших интеграционных процессов в сфере экономики.

И эти поиски альтернативных поставщиков нефти, являются скорее дипломатической и политической игрой Минска с целью сохранить прежнюю цену на сырую нефть, нежели реальной программой дальнейшего энергетического развития республики. Тем более, что уже есть печальный опыт использования «легкой» венесуэльской нефти, который создал для нашей страны дополнительные долги.

Тем не менее, такие попытки осуществляются и ведутся переговоры с различными компаниями и государственными чиновниками разных стран. В частности, белорусскими властями в качестве первого такого потенциального поставщика рассматривается Казахстан, который в целом может предоставить необходимые объемы в 3,5 миллиона тонн, но существуют как бюрократические вопросы заключения необходимых договоров, так и проблемы доставки по трубопроводам российской компании «Транснефть».

Без достижения всех этих соглашений с казахстанской и российской стороной получение нефти из этого источника может оказаться попросту невозможным. Несмотря на бодрые заявления руководителя государственного концерна «Белнефтехим» Владимира Сизова о том, что такое соглашение с Казахстаном может быть принято уже в этом месяце во время визита президента Беларуси в Нур-Султан, все процедуры могут затянуться на многие месяцы.

В частности, заместитель министра энергетики Казахстана Асет Магауов заявил уже со своей стороны, что необходимые документы не готовы и навряд ли удастся форсированными темпами подготовить полноценный договор. То есть, вопрос снова откладывается на первое полугодие следующего года. Не исключено, что затягивание заключения сделки будет также связано с нежеланием руководства Казахстана втягиваться в спорные дела, которые сейчас возникли в энергетической сфере между Минском и Москвой.

К этому надо добавить опасение казахстанских коллег возможностью повторить сценарий с реэкспортом российского углеводородного сырья, когда под видом «растворителей» перегонялась нефть и продукты его переработки третьим странам, некоторые из которых занимают ярко враждебную позицию в отношении России. Это не может не вызывать определенных сомнений, но даже если такие договоренности будут достигнуты, самым важной темой станет логистика.

Проволочки и вопросы загруженности трубопроводов «Транснефти» могут поставить жирный крест на возможности существенных поставок. Перевозка же железнодорожным транспортом также не решит проблему и не удовлетворит все потребности белоруской экономики. Тем более не удастся заместить казахстанской нефтью поставки нефтепродуктов из России. По данным Белстата речь идет лишь о том, что на наши НПЗ будет доставляться из Казахстана углеводородное сырье, предназначенное для дозагрузки вторичных процессов и нефтехимических производств.

В целом, реальный объем казахстанской нефти может составить в будущем не более 2 миллионов тонн в год, и это при лучшем раскладе. По сравнению с российскими поставками в 18 миллионов тонн, это просто капля в море. Правда, еще можно прокачивать 12 миллионов тонн нефти из Польши по опять-таки российским трубам «Дружба», но это снова будет реверс тех же российских углеводородов.

Есть вероятность поставок из США, но ранее американская администрация накладывала ряд санкций на Минск, которые, правда, в этом месяце уже заканчиваются по срокам. Но нефть из-за океана для всех стран Европы была поставлена Вашингтоном всего на всего в объеме, не превышающем 2,5 миллиона тонн за прошлый год и нарастить их конкретно для Беларуси не представляется возможным.

Замечательная нефть из Венесуэлы просто оказалась не по зубам для нашей экономики еще в прошлые годы, и доставлять ее из Амстердама до белорусских НПЗ убыточно и нереально. В этой ситуации попытка выдумать новый велосипед в итоге обернется серьезными потерями для отечественной экономики, подорожанием всех нефтепродуктов и в первую очередь ГСМ, которые за собой потянут все цены на потребительские товары.

Не проще ли в рамках ЕАЭС продолжить прежнюю линию и не отпрыгивать от необходимости углубления союзной интеграции, а, наоборот, принять ее как данность, неизбежность и безальтернативность? Ведь ни при каких раскладах США, арабские страны или Латинская Америка не продадут нам нефть ниже рыночной стоимости и в убыток себе. Напротив, союзничество с Россией предполагает общий вектор развития, означающий единый рынок, валюту, фискальные и другие функции, где будут более дешевые энергоносители и товары.

Конечно, это вопрос для дальнейших дискуссий, но уже всем достаточно ясно, что другой альтернативы кроме российской нефти для Беларуси нет!

Фото: belprauda.org

Оцените статью
Новости Беларуси